loader

2011.03.14 Тут русский дух!


Не так давно в краснодарском академическом театре драмы прошла премьера — спектакль «Негромкие слова любви» по произведениям Шукшина, Абрамова и Вампилова.


    Первая мысль, которая приходит в голову — это «слишком». Слишком много деревьев (аж до четвертого ряда) и дерева (табуретки и доски, и еще зачем-то деревянные ложки). Скворечников навскидку штук десять, от соловьиных трелей еще до начала спектакля свербит в ушах. Костюмы — просто какой-то «сермяжно-домотканый» кич, с лебедями, ягодами и колокольцами, а русская речь такая густая — хоть ложкой ешь. От всего этого сразу невольно ждешь чего-нибудь плохого, особенно когда героини с места в карьер начинают свистеть по-соловьиному и петь после каждой реплики. Кажется, что сейчас нам будут врать про «ту» Россию свежевыжатыми советскими классиками, литературными и музыкальными. Эдакая Русь на экспорт.
    Но как ни странно, это чувство довольно быстро проходит. То ли Шукшина со товарищи чем не испортишь, то ли актеры хороши, то ли душа действительно изголодалась по русскому духу и — тое! — играйте, пойте, врите что хотите, только не останавливайтесь. А еще через какое-то время ловишь себя на том, что почти все в спектакле нравится, а что не нравится, то — бог с ним, не суть важно. Так убедителен Александр Катков в роли Емельяна, так вкусно произносит шукшиновские словеса, и так обаятельны (хотя и слишком молоды для старушек) героини Натальи Арсентьевой и Ирины Хруль, что все «чересчур» становится ностальгически оправданным. Где, когда, в каком музее увидишь все эти узоры и выпуклости обычной, не праздничной русской деревни, услышишь эту «повседневную» речь, эти частушки послевоенной эпохи? Не худо и обвести жирным, чтобы лучше запомнилось.
    Между тем «простые истины», заявленные в названии, довольно быстро проникают сквозь художественный свист, лубочный сюжет и антураж в самое нутро зрителя.
Перед нами проходят несколько историй. Пожилой вдовец Емельян сватается к вдовой же бабе Гавриловне, но между ними встает одинокая и ревнивая старуха Сергеевна и портит все дело. У Сергеевны никого на белом свете — ни мужа, ни детей, ну так пусть и остальные доживают «как персты». Не про нас счастье, резюмируют (вздыхают, поют, насвистывают) посрамленные герои. Гавриловна тут же начинает мечтать, как ее положат в гроб в красном сарафане, и в этом сарафане она встретится с покойным мужем Ваней. Емельян со слезами на глазах объясняет своей лошадке то, что и коню понятно: не бывает так, чтобы все было хорошо, плохого в жизни намного больше. И появляется, будто из тумана, невеста в белом венке, и поет она извечное: «Я люблю тебя, а ты любишь меня?» И исчезает… А ведь, кажется, чего проще: плюнуть на завистливую старушонку да и пожениться, поддержать друг друга, порадоваться на старость лет! Однако не судьба: герои-то наши, русские. Как писала Виктория Токарева, «никогда хорошо не жили, нечего и начинать».
    В следующем сюжете молодой учитель Владимир Александрович (Арсений Фогелев), отработавший в деревне три года по распределению, пытается уехать в город. Уезжает он и от молодой заведующей фермой, которую, сам того не зная, любит. Прелестная Лидия Васильевна (Евгения Белова) в опасном белом платье с алыми маками трепещет и не отдает чемодан — элементарно не дает глупому парню поломать себе жизнь. Лидия здесь словно олицетворяет саму Русь, от которой как ни жми на педаль, далеко не уедешь. Ничего удивительного, что, побрыкавшись со своими авоськами, померившись силами с Судьбой, герой-меланхолик как приклеенный остается сидеть на заветном крылечке. И, похоже, дело тут не столько в молодости и взаимном притяжении героев, сколько в языческом обаянии летнего вечера, звенящего комарами и поющего за окнами. Деревенский хор являет собой аллюзии на Хор древнегреческий, а за возникающей страстью мужчины и женщины угадывается еще большая страсть, которой и названия нет. Совершенно непонятно, осознают ли это играющие на сцене Белова и Фогелев, но они совершенно явственно это делают. Или мы по какой-то причине так чувствуем.
    И вот она встает во всей красе — вечная и неизбывная русская идея, она же центральная «простая истина»: спастись любовью, и ею же мир спасти. И поднимается откуда-то из глубины души ощущение мирового братства, единства, и хочется обнять всех актеров и зрителей. Чистый русский космизм, господа! А ведь в спектакле никто ничего такого не говорил, не провозглашал, не подводил философскую базу, пели только в конце на четыре голоса.
    Странное чувство: может, это только у меня? Да нет, вон идут зрители в гардероб, светятся. И слова приходят на ум какие-то неправильные, вроде: «Какая славность, добрость, и как много хорошести!» А как же они это сделали? — думаю мимоходом. Что за иллюзион такой? Как будто и против вкуса есть грех, и песни по делу и без дела, и монологи тяжеловаты, и мазки такие жирные, и платья от Юдашкина, и скворечник на скворечнике, и это бесконечное «тое, того»… А может, это часть замысла?
    Или так хорошо актеры играли? Актеры-то наши — молодцы! Да ведь и классики не лыком шиты, и режиссер с художником не зря старались, и вот музыка… непростая это музыка. И как это драматические актеры, да еще такие молодые, не моргнув глазом, без сопровождения держат четырехголосный строй! И душа, действительно, изголодалась по чему-то настоящему. И откуда это настоящее берется — честно, ума не приложу.
Театральные критики, литераторы, режиссеры, журналисты никогда не могли сойтись во мнении, для чего и во имя чего существует театр, и присоединившиеся к хору голоса продюсеров и менеджеров ясности не внесли. Однако именно новая эпоха высветила важнейшую грань театрального искусства: а именно сберегательную и накопительную. Театр, как выяснилось, может сберечь больше чем русский язык — зримое, осязаемое, узнаваемое на вкус чувство родины. Как бы печально это ни звучало, мы его теряем. А понять это легко — по собственной реакции на такие вот «простые истины» в Камерном зале нашего театра.

Наталья Суворова

1 Предоставляя свои персональные данные при регистрации на сайте, Покупатель, Пользователь даёт Продавцу, Интернет площадке своё согласие на обработку и использование своих персональных данных согласно ФЗ № 152-ФЗ «О персональных данных» от 27.07.2006 г. различными способами в целях, указанных в настоящих Правилах.

2 Продавец использует персональные данные Покупателя, пользователя в целях: - регистрации Пользователя на Сайте; - для определения победителя в акциях, проводимых Администрацией Сайта; - получения Покупателем персонализированной рекламы; - оформления Покупателем Заказа в Интернет-магазине настоящего Интернет ресурса сайта, путем уведомления о заказе, статусе заказа, и факта выполнения; - для выполнения своих обязательств перед Покупателем.

3 Продавец обязуется не разглашать полученную от Покупателя информацию. При этом не считается нарушением обязательств разглашение информации в случае, когда обязанность такого раскрытия установлена требованиями действующего законодательства РФ.

4. Пользователь, Покупатель , заполняющий формы на сайте дает согласие на обработку Оператором своих персональных данных, то есть совершение, в том числе, следующих действий: обработку (включая сбор, систематизацию, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), использование, обезличивание, блокирование, уничтожение персональных данных), при этом общее описание вышеуказанных способов обработки данных приведено в Федеральном законе от 27.07.2006 № 152-ФЗ, а также на передачу такой информации третьим лицам, в случаях, установленных нормативными документами вышестоящих органов и законодательством.

5. Настоящее согласие действует бессрочно.

6. Настоящее согласие может быть отозвано Пользователем в любой момент по соглашению сторон. В случае неправомерного использования предоставленных данных соглашение отзывается письменным заявлением субъекта персональных данных.

7. Субъект по письменному запросу имеет право на получение информации, касающейся обработки его персональных данных (в соответствии с п.4 ст.14 Федерального закона от 27.06.2006 № 152-ФЗ).