loader

2012.06.18 Театр идей Александра Огарева


В 2011 году главным режиссером Краснодарского академического театра драмы им. М. Горького стал лауреат премии «Золотая маска» Александр Огарев. Две премьеры его спектаклей — неклассический «Гамлет» и яркая «Панночка» — обозначили становление новой эстетики в театре драмы.

Увидев постановки Огарева в рамках фестиваля «Кубань театральная — 2012», председатель жюри, член экспертного совета «Золотой маски» Глеб Ситковский отметил приметы обновления театра: «Вы встали на новый путь». Главный редактор журнала «Театральная жизнь» Олег Пивоваров заметил, что сегодня в театре началась настоящая театральная буря — буря, которую критик уже и не ожидал увидеть на Кубани: «Это те самые несколько дней, которые потрясли здешний театральный мир. Это свежий театр, современное мышление, новый язык, революция. Этот современный театр несет зрителю не архаичное, а новое послание».
Александр Огарев — не чужой на Кубани. Он закончил школу в Сочи, после окончания театрального отделения Института искусств в Воронеже три года работал актером в Краснодарском театре драмы. В 1988 году поступил в Российскую академию театрального искусства — ГИТИС, в мастерскую Анатолия Васильева.
После окончания РАТИ Огарев был зачислен в театр «Школа драматического искусства» режиссером-стажером, а потом был переведен на должность режиссера-постановщика. Анатолий Васильев и его понимание театра стали той основой, на которой сформировался театр Огарева.
Познакомившись с традицией привычного для России психологического театра, Огарев заново открывал у Васильева, по его собственным словам, «Театр с большой буквы» — театр идей, где психологическое имеет подчиненное значение по отношению к самому высказыванию авторов спектакля, к теме. Если так называемый психологический театр иллюстрирует сюжет с помощью создания характеров людей и изображения цепочки бытовых ситуаций, в какие эти люди попадают, то театр идей исследует жизнь человеческого духа, тот огонь, который заставляет людей совершать подвиги, мечтать, любить — в высшем смысле, страдать, жертвовать собой и так далее. Эстетика театра идей связана с преодолением бытовой традиции, с отказом от наивного реализма, попыткой поэтического взгляда на мир и сам театр.
Важнейшим требованием Анатолия Васильева к режиссерам было ежедневно в качестве актера выходить на площадку, чтобы изнутри знать, как устроена сложная наука о драматическом действии и каким образом ее впоследствии передать актерам. Как актер Огарев до сих пор играет в спектаклях ШДИ: собственных постановках «Чудо со щеглом» и «МалоРоссийские песни», спектаклях А. Васильева «Из путешествия Онегина» и «Пушкинский утренник»; в постановке И. Яцко «Смерть дикого воина». Как ассистент Васильева Огарев участвовал в создании спектаклей «Пушкинский утренник», «Пещное действо», в восстановлении спектакля «Из путешествия Онегина».
Примерно с 1996 года Огарев стал участвовать в педагогической деятельности: преподавал методику Васильева иностранным группам, в том числе за рубежом (проводил стажировки, мастер-классы, тренинги), был ассистентом мастера в театральной школе в г. Сент-Этьен (Франция) и в театральной школе Мастеров в г. Фаганья (Италия), занимался с группой Ричарда Томаса из театрального центра Гротовского в Пантадере. Много работал Огарев за рубежом и как актер. Так, по правилам цеха, была устроена жизнь ШДИ: актер был режиссером, преподавателем, мастером и учеником одновременно. И, конечно, внимательным и благодарным зрителем.
И пусть у ШДИ зритель был не массовый. Но спектакль «Илиада. Песнь двадцать третья» получил премию Союза театральных деятелей «Гвоздь сезона».

Важнейшими составляющими школы Васильева были две: философия театрального искусства и его технология. Именно технология стала основой для построения собственного видения театра у тех режиссеров, кого называют «учениками Васильева», но было бы правильнее сегодня называть режиссерами игрового театра или театра идей. Потому что со времени отъезда Васильева за границу И. Яцко, И. Лысов, В. Берзин, К. Мишин, А. Огарев не только осваивают пространство, разработанное мастером, но и расширяют его, работая в новых формах и с новыми срезами жанров, идей. Важнейшим поворотом, который произошел со Школой драматического искусства в последние годы, стало ее обращение в своего рода, весьма своеобразный, но тем не менее репертуарный театр, ориентированный не только на лабораторный процесс, но и на зрителя.
Александр Огарев, с 2001 года начавший ставить самостоятельно, без особенных трудностей вышел из лабораторного формата в репертуарный; вернее, сумел перенести эстетические и духовные принципы работы над текстом и над пьесой, свойственные для ШДИ, на репертуарную сцену. Его первый спектакль «Стеклянный зверинец» по пьесе Т. Уильямса, поставленный в Российском академическом молодежном театре, до сих пор с успехом идет на малой сцене театра.
В Школе драматического искусства Огарев поставил несколько спектаклей, обозначивших своеобразие его режиссуры.
Спектакль «Чудо со щеглом» по поэме Арсения Тарковского (2007) стал продолжением стилистики таких спектаклей ШДИ, как «Из путешествия Онегина» и «Пушкинский утренник». Диалогическое прочтение поэтического монолога, вплетение в стих второго сюжета, наполнение спектакля яркими постановочными приемами и интеллектуальной иронией, музыка Шуберта открывают поэму Тарковского с неожиданной стороны. Безнадежность под мрачным знаком Ломброзо переходит в легкость и прекращение всякой беды. Легкий, живой спектакль, исполненный и юмора, и искренности, и повседневной прелести жизни.
Спектакль «МалоРоссийские песни» (2008) поставлен по текстам Н. Гоголя, И. Бродского, Б. Окуджавы, Ю. Мориц, Д. Пригова, А. Васильева, Н. Кудряшовой. Внешне — это настоящий парад стилей и номеров, позволяющий раскрыться самым разным сторонам актерской одаренности: от театра теней до чечетки; от народного хорового пения до оперной партии. Внутренне — это спектакль о судьбе театра в городе, о его выживании, и не только театра, наверное, — самого искусства.
Не менее новаторской по жанру оказалась и опера «Гвидон» (совместно с О. Глушковым) для хора А. Маноцкова по стихам Д. Хармса (2009), удостоенная премии «Золотая маска» в номинации «Эксперимент». Свойственные Хармсу парадоксальность и любовь к гротеску находят свое воплощение в остроумных сценических решениях, в гармоническом противоречии музыкальных жанров и пластики. Но освоение творчества Хармса, футуриста и эксцентрика, в различных контекстах: литературном, религиозном, мифологическом, психологическом; в гармонии хорового пения без аккомпанемента и в смелом пластическом решении — открывает его с совершенно новой стороны, как Поэта в его диалоге с Богом и сложным, необъятным миром. Поэта, написавшего «Гвидона» всего за три дня в декабре 1930 года.
Перейдя к самостоятельной режиссерской деятельности, Огарев ставил спектакли в самых разно-образных жанрах, театрах, городах. Сегодня спектакли А.Огарева идут на сценах московских и российских театров, а также за рубежом.
Общим для его постановок, что в ШДИ, что в антрепризах, что в репертуарных театрах, остается особое внимание к идеям, жизни духа в произведении, смелость сценических решений, поиск наиболее адекватных средств передачи иллюзорных, фантастических, тонких посланий внимательному зрителю. Оставаясь адептом традиций Васильева, режиссер умеет творить совершенно разный театр — традиционный наряду с экспериментальным, игровой наряду с подчеркнуто серьезным, сюжетный — и лишенный фабулы.

Театральная постановка, как и, например, экранизация, по отношению к литературе выступает как опыт интерпретации. Режиссер — счастливый читатель, который на своем творческом пути вступает в диалог с драматургом в самых ярких и интересных формах. Огарев — читатель, выбирающий для диалога имена как великие, так и малоизвестные; остановимся подробнее на некоторых направлениях этого взаимодействия.
Продолжая и развивая традицию театра идей, Огарев нередко выбирает для постановки «литературу вершин», форма которой в некотором смысле противится воплощению ее на сцене (Достоевский, Пушкин, Голдинг). Сопротивление этого противодействия нередко и составляет важнейший конфликт подтекстового характера, — конфликт, который почти всегда в постановке Огарева разрешается благополучно.
Так, Огарев инсценировал (совместно с И.Яцко) и поставил драму «Повелитель мух» по У.Голдингу в РАМТе (2005). И если этот опыт диалога с прозаической притчей оказался не слишком удачным и получил немало суровых откликов, то отражение в режиссуре Огарева русской классики оказалось более счастливым.
Восторженные отклики зрителей и критики получила постановка «Преступления и наказания» по сюжету Ф. Достоевского в Национальном театре города Сплит (Хорватия, 2009).
Ставил Огарев и пушкинскую «Метель» — в театре Гавелла в Загребе (2007), в Белгородском академическом театре им. Щепкина, а также в Омском академическом театре драмы (2009). Снимая с Пушкина «хрестоматийный глянец», режиссер по-новому слышит и воплощает пушкинское слово — живо, радостно, ярко.
В 2011 году в театре имени Маяковского (Москва) был поставлен «Месяц в деревне» Тургенева с Евгенией Симоновой — спектакль стильный, экстравагантный, также отдающий эстетикой грезы, наполненный неожиданными эффектами. Сам режиссер говорит о мире своих героев как о некоем идиллическом саде: «Никакие карьерные устремления, социальные, политические, религиозные проблемы не занимают героев. В этом местечке ничто не отвлекает от возможности проявить жизнь души во всем своем потенциале. Это ли не та возможность, по которой тоскует современный человек?»

Нередко обращается Огарев и к «драматургии вершин». Начать этот список можно с Шекспира, по которому режиссер поставил «Гамлета» в Хорватии и Краснодаре, а также «Ромео и Джульетту» во Владимирском областном драматическом театре (2005).
Он освобождает классику от штампов многовековой традиции постановок, ищет новые ходы для передачи смысла и слова истинного Шекспира: столкновение жанров, узнаваемая музыка, насыщенность аллюзиями и свежесть прочтения, а в итоге — тот же мифологизм, ритуальность, столкновение идей.
Счастливой стала история обращения Огарева к наследию «романтического драматурга» Теннесси Уильямса. Кроме «Стеклянного зверинца», Огаревым поставлена «Весенняя гроза» в Белгородском академическом театре им. Щепкина (2007) и в Московском театре им. Ермоловой (2010). Получивший много положительных критических отзывов, спектакль Белгородского театра в 2008 году был удостоен Второй премии Центрального федерального округа РФ в номинации «За заслуги в области литературы и искусства». Постановка еще одной пьесы Уильямса ждет краснодарского зрителя в следующем, 93-м, сезоне театра драмы.
Первым после ШДИ обращением Огарева к Чехову стала постановка «Трех сестер» во Владимирском областном драматическом театре (2010), решенная в ключевой для деятельности режиссера эстетике сна, мечты, видения. Критики Волковского фестиваля, в программу которого вошел спектакль, отмечали режиссуру «Трех сестер» как сильную сторону постановки.
Обращался Огарев и к творчеству Вуди Аллена («Парящая лампочка», Московский театр им. А.Пушкина, 2003), Эжена Ионеско («Лысая певица», Новый драматический театр, Москва, 2003; Национальный театр города Сплит, 2007). Режиссер верен себе в поиске нестандартных средств сценического решения конфликтов этих столь разных пьес о современности, одинаково далеких от привычного психологического реализма.
Постановка знаменитых «Пяти вечеров» А. Володина в «Современнике» (2006) с Е. Яковлевой и С. Гармашом оказалась глубоко верной тексту и его интенциям. Ретро-постановка, с сохранением аутентичной одежды, мебели, способов построения пространства, стала тем не менее жгуче современной.

Диалог Огарева с современными отечественными авторами оказывается не менее удачным. Например, постановку «Зимы» по Е. Гришковцу в РАМТе (2006) оценили как удачную, точно попадающую в тональность автора, не только зрители и критики, но и сам писатель, — несмотря на совсем не схожую со спектаклями самого Гришковца манеру.
Наконец, режиссеру удается находить жемчужины среди имен, мало известных отечественной публике, например, хорватских авторов.
Так, он поставил пьесу «Дети священника» по М. Матишичу в Московском театре им. А.Пушкина (2004). Это первая пьеса современного хорватского драматурга, поставленная в России за последние годы. «В наше время реалистическая литература XIX века выглядит как абсурд. А литература абсурда — как отображение реальности» — считает Мате Матишич; режиссура Огарева подчеркивает абсурдность ситуации, лежащей в основе сюжета, и все же оставляет впечатление легкости. Этот спектакль получил главный приз и приз зрительских симпатий на фестивале в Сплите (Хорватия) в апреле 2005 года.
А в 2006 году режиссер поставил комедию по пьесе другого хорватского автора, Миро Гаврана, — «Муж моей жены», спектакль с
В. Гаркалиным, получивший главный приз за лучший спектакль и лучшую режиссуру на фестивале «Амурская осень».
Немало еще имен и произведений остались неназванными: «Бумажный брак» по Г. Слуцки и
С. Бодрову (Антреприза Арт, 2005), «Либидо» А. Чугунова (проект театрального дома «Ойкумена», 2006), «Дамский портной» по Ж. Фейдо (Театре им. А. Пушкина, 2008), «Бумбараш» В. Дашкевича и Ю. Кима (Омский академический театр драмы, 2010), «В обществе мертвых поэтов» Е. Нарши (Другой театр, Москва, 2010). Разные по стилю и жанру, эти постановки объединены свойственным для режиссера стремлением к самостоятельному поиску формы для выражения конфликта идей; особой подлинностью, которая, быть может, объясняется верностью традициям Васильева. А быть может, является самостоятельным свойством режиссера, который, единственный из учеников мастера, много и успешно ставит вне ШДИ.

Автор: Вера СЕРДЕЧНАЯ

Спектакли

1 Предоставляя свои персональные данные при регистрации на сайте, Покупатель, Пользователь даёт Продавцу, Интернет площадке своё согласие на обработку и использование своих персональных данных согласно ФЗ № 152-ФЗ «О персональных данных» от 27.07.2006 г. различными способами в целях, указанных в настоящих Правилах.

2 Продавец использует персональные данные Покупателя, пользователя в целях: - регистрации Пользователя на Сайте; - для определения победителя в акциях, проводимых Администрацией Сайта; - получения Покупателем персонализированной рекламы; - оформления Покупателем Заказа в Интернет-магазине настоящего Интернет ресурса сайта, путем уведомления о заказе, статусе заказа, и факта выполнения; - для выполнения своих обязательств перед Покупателем.

3 Продавец обязуется не разглашать полученную от Покупателя информацию. При этом не считается нарушением обязательств разглашение информации в случае, когда обязанность такого раскрытия установлена требованиями действующего законодательства РФ.

4. Пользователь, Покупатель , заполняющий формы на сайте дает согласие на обработку Оператором своих персональных данных, то есть совершение, в том числе, следующих действий: обработку (включая сбор, систематизацию, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), использование, обезличивание, блокирование, уничтожение персональных данных), при этом общее описание вышеуказанных способов обработки данных приведено в Федеральном законе от 27.07.2006 № 152-ФЗ, а также на передачу такой информации третьим лицам, в случаях, установленных нормативными документами вышестоящих органов и законодательством.

5. Настоящее согласие действует бессрочно.

6. Настоящее согласие может быть отозвано Пользователем в любой момент по соглашению сторон. В случае неправомерного использования предоставленных данных соглашение отзывается письменным заявлением субъекта персональных данных.

7. Субъект по письменному запросу имеет право на получение информации, касающейся обработки его персональных данных (в соответствии с п.4 ст.14 Федерального закона от 27.06.2006 № 152-ФЗ).