loader

2012.11.13 Краснодар. Панночка сюрреалистическая


Гоголь писал своего «Вия» в традициях романтизма. Нина Садур написала «Панночку» в символике, приближенной к реалистической, - ведь недаром чудесно-страшные «ночи» прописаны у нее куда менее ярко, чем наполненные радостью жизни «дни» Хомы Брута. А вот «Панночка» Александра Огарева на большой сцене Краснодарского академического театра драмы стала событием эстетики сюрреалистической.
 
Дали, как известно, с трепетом относился к состоянию полусна, внушавшему самые яркие видения, только чуть корежащие реальность и возносящие ее до символических вершин. Реальность «Панночки» также включает как самые реалистично-бытовые детали, вроде всамделишных галушек, деловито вынимаемых из казанка, так и полет фантазии, видящий в надутой перчатке - коровье вымя, а в кроне островерхого дерева - экран 3D-кинотеатра.
 
Постановки Садур, как и экранизации «Вия», обычно добротно-последовательны в передаче козачьего колорита, и в этом смысле реалистичны. Ужас «бытового» прочтения «Панночки» - в неожиданном подвохе, в осознании существования иного рядом со столь спокойной и привычной жизнью.
 
В «Панночке» Огарева нет козачьих костюмов и козачьих песен; нет полетов над сценой и падающих икон. Сценография лаконична и символична. Наклонный пандус становится то символом козацкого раздолья, где можно выпить и закусить, а то и сплясать, то дощатым полом церкви, где трясущейся рукой рисует круг Хома Брут и где бушует обаятельная нечисть. Тренажер - беговая дорожка выступает то выразительным средством выхода из сценического пространства в передаче движения героя (идущий Хома Брут), то обозначением оседлавшей философа ведьмы - и остается ироническим указанием на приоритеты современного образа жизни. Дерево, сошедшее с картин Рене Магритта, становится то экраном, где может летать над гранатом Дали шмель или страдать анимешные козаки, то куполом церкви, над которым воздвигается крест - и двоится в образе сердца, парящего над сценой второй ночи. Спасение философа приходит в виде каната с небес, а символом закрытости Хомы от ужасов становится то цилиндрическая металлическая рамка, в которой крутит его нечисть, то прозрачная бочка с водой, в которую залезает испуганный философ.
 
Костюмы «козаков» далеки от этнографической достоверности, но и безразмерная вязаная свитка старика Явтуха, и майка-«алкоголичка» псаря Дороша становятся символическими указаниями на социальный статус веселых героев и - на сегодняшний день. «Нестарая еще бабенка» Хвеська у Огарева молодеет, становясь озорным и хлопотливым домовенком в лоскутном платье и с косичками, который своими наивными заклятьями старается уберечь любимых ото зла. И у Садур детали костюма имеют символическую силу, все эти шапки и сапоги, но у Огарева иносказательность происходящего бросается в глаза.
 
Режиссер отказался и от классической трактовки образа Панночки. Здесь Панночки - целых три, три брюнетки, появляющихся по ходу постановки то в цветастых платьях, а то и в купальниках. Вообще, пантеон иного мира, во всем богатстве выступающий в сцене второй ночи, отличается изысканным разнообразием: здесь тебе и элегантная ведьма с оленьими рогами, и неуловимо египетская женщина с лошадиной головой, и языческое божество с пластикой акробата, и карлик с метлой, и дети в белом... Музыка Джона Зорна и украинского проекта «ДахаБраха», а также выразительно механистическая пластика нечисти в постановке Натальи Шургановой придают происходящему эмоциональное единство и заставляют видеть в шабашах своего рода - совсем иную - эстетику. Устрашающую, как и должно быть, и укорененную в европейской традиции представлений о зле, а значит, в подсознании каждого из нас.
 
Постановка верна эстетике сюрреализма в стремлении к подсознательному, в тяготении к психодраме, где зритель переживает и отпускает конфликт, мучавший его на бессознательном уровне. Так неожиданно остро звучит в постановке тема нерожденных детей, которые хотят на Божий свет, - отражаясь в сцене последней ночи, где не по-детски серьезные личики глядят из-под толщи воды на действо, свершающееся у кромки бассейна зрительного зала. Так зримо выражают агрессию и инакость современного культа материального процветания стройные Панночки в купальниках в сцене последней ночи жизни Хомы Брута.
 
Так, где-то ненавязчиво, а где-то и откровенно провоцируя, выталкивает режиссер кубанского зрителя из реалистической и даже сказочной, как положено сюжету «Вия», плоскости восприятия к символизму, к иносказанию, к конфликту идей.
Последовательно, следуя посылу и Гоголя, и Садур, режиссер поднимает конфликт над бытом, придавая ему вселенское и иносказательное звучание. Его герои - не характеры, а именно герои, во всем богатстве этимологии этого слова: как Геракла преследовала Гера, так и незадачливого киевского философа берет в оборот иное, судьба; и участь его в итоге - не столько жизнь бурсака, очарованного ведьмой, сколько удел трагического героя, умирающего по законам рока и жертвующего собой во имя друзей.
 
История о противостоянии ведьмы и захожего философа становится в постановке Огарева не этнографической сказкой и даже не поучительной притчей на все времена. Она прямо, через сюрреалистическую эстетику полусна и обращения к подсознательному, говорит зрителю о ценности здешней, посюсторонней жизни, о радостях бытия - и о притягательной силе мира иного; она вырывает зрителя из комфорта засценической данности, выводя его один на один с грозным очарованием Панночек и с безвыходным конфликтом. Что лучше - душу свою потерять или друзей погубить? Выбор для Хомы Брута у Огарева однозначен.
Так или иначе, наверное, самым важным вопросом всей пьесы остается вопрос о чуде. Постановка А.Огарева, при всей ее сюрреалистичности и фантасмагоричности, при всей наполненности ироническими аллюзиями и музыкальными цитатами, несомненно, свидетельствует о живости и истинности чуда, чудесного и чудного. И если у Гоголя и Садур это чудо определено в пространстве и месте, этнографически укоренено, то в постановке Огарева оно становится вневременно и современно. А значит, мир все-таки не стоит «сам собой, трезвый и твердый, как козак перед шинком», а благодарному зрителю еще «сверкнет тайная красота в утреннем тумане» и поразит его в самое сердце.

Берсенева Елена
 

Спектакли

1 Предоставляя свои персональные данные при регистрации на сайте, Покупатель, Пользователь даёт Продавцу, Интернет площадке своё согласие на обработку и использование своих персональных данных согласно ФЗ № 152-ФЗ «О персональных данных» от 27.07.2006 г. различными способами в целях, указанных в настоящих Правилах.

2 Продавец использует персональные данные Покупателя, пользователя в целях: - регистрации Пользователя на Сайте; - для определения победителя в акциях, проводимых Администрацией Сайта; - получения Покупателем персонализированной рекламы; - оформления Покупателем Заказа в Интернет-магазине настоящего Интернет ресурса сайта, путем уведомления о заказе, статусе заказа, и факта выполнения; - для выполнения своих обязательств перед Покупателем.

3 Продавец обязуется не разглашать полученную от Покупателя информацию. При этом не считается нарушением обязательств разглашение информации в случае, когда обязанность такого раскрытия установлена требованиями действующего законодательства РФ.

4. Пользователь, Покупатель , заполняющий формы на сайте дает согласие на обработку Оператором своих персональных данных, то есть совершение, в том числе, следующих действий: обработку (включая сбор, систематизацию, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), использование, обезличивание, блокирование, уничтожение персональных данных), при этом общее описание вышеуказанных способов обработки данных приведено в Федеральном законе от 27.07.2006 № 152-ФЗ, а также на передачу такой информации третьим лицам, в случаях, установленных нормативными документами вышестоящих органов и законодательством.

5. Настоящее согласие действует бессрочно.

6. Настоящее согласие может быть отозвано Пользователем в любой момент по соглашению сторон. В случае неправомерного использования предоставленных данных соглашение отзывается письменным заявлением субъекта персональных данных.

7. Субъект по письменному запросу имеет право на получение информации, касающейся обработки его персональных данных (в соответствии с п.4 ст.14 Федерального закона от 27.06.2006 № 152-ФЗ).